Восьмилетняя история двадцати мошенничеств в двенадцати действиях

Действие 1. Уволенный с должности прокурора города за неблаговидные действия некто Шляндин Е.А. в новом качестве руководителя Комитета по управлению имуществом г. Железнодорожного 21.2.2007 инициирует процедуру изменения вида разрешённого использования земельного участка площадью 4,08 га по улице Дружбы в Купавне. Якобы этот участок будет использован для реализации приоритетного национального проекта «Доступное и комфортное жильё гражданам России» и в результате реализации на аукционе принесёт доход в городскую казну.

Стоп!

Мошенничество № 1. Участка площадью 4,08 га никогда не существовало. Впоследствии судом установлено, что такой участок вообще не формировался.

Мошенничество № 2. Никакого «вида разрешённого использования» эта земля не имела и иметь не могла, поскольку речь идёт о территории общего пользования, т.е. пространстве между чётной и нечётной стороной одной улицы. К тому же озеленённой, проще сказать — бульваре. Именно так она и была обозначена в Генеральном плане г. Железнодорожного.

Мошенничество № 3. Ни о каком приоритетном национальном проекте инициатор аферы и не помышлял. Уже через три месяца 34 участка в середине улицы Дружбы (408 соток:12 соток = 34) достались представителям городского истеблишмента (добрая половина из них вообще не жители Железнодорожного), а вовсе не местным очередникам.

Мошенничество № 4. Бюджет города от аферы получил чуть больше шестидесяти тысяч рублей в год, из расчёта 159 рублей за сотку.

Действие 2. Поскольку изменить вид разрешённого использования без публичных слушаний нельзя, таковые проводятся. Но только на бумаге, с количеством участников четыре человека. Впоследствии суд признает их недействительными и отменит принятое по их результатам заключение.

Мошенничество № 5. В регистрационный список участников слушаний была внесена некая гражданка Флорова. В ходе судебного рассмотрения выяснилось, что по указанному адресу Флорова не проживает. Зато проживает Фролова. Список, разумеется, составлялся задним числом, и впопыхах из перечня жильцов взяли адрес человека с созвучной фамилией.

Из противоречивых показаний свидетелей (точнее, лжесвидетелей, поскольку на самом деле ничего не проводилось) следует, что слушания проходили хоть и в одном здании, но в совершенно разных помещениях.

Действие 3. В одном и том же номере городской газеты публикуется постановление об изменении вида разрешённого использования участка 4,08 га на основании заключения публичных слушаний (напоминаю: признанных потом судом недействительными) и сообщение, что 34 гражданина подали заявления на 34 участка по 12 соток каждый с указанием адресов этих участков. Остальные торопитесь: через месяц приём заявок закончится.

Стоп!

Мошенничество № 6. Вдумайтесь: как могли 34 гражданина знать заранее о 34-х участках и подать заявления до того, как стало известно… нет, не 34-х по 12 соток, а пока только об одном площадью 4,08 га.

Мошенничество № 7. Откуда взялись опубликованные в той же газете строительные адреса этих 34-х участков, ещё даже не размежёванных? Кстати, подпись под сообщением та же: Е.А. Шляндин.

Мошенничество № 8. Газета, предлагавшая гражданам игру по честным правилам, не попала не только в киоски, но даже подписчикам и в городские библиотеки, в которые её потом подсунули перед судом, где она, совсем новенькая, явно выделялась в подшивке из пожелтевших и значительно потрёпанных соседок.

Действие 4. Постановлениями главы городского округа всем 34-м участкам по заявлениям их счастливых арендаторов осенью 2007 года утверждаются акты выбора земельных участков и проекты их границ.

Мошенничество № 9. В актах выбора следует указывать, исходя из каких факторов отдано предпочтение данному участку. В форме три позиции для каждого, всего 34Х3 = 102 фактора.

Не указано НИ ОДНОГО.

Да и что указывать? Не писать же: «Данная площадка оптимальна для строительства коттеджа, поскольку 11 из 12 соток занимают более чем полувековые сосны».

И добрый десяток должностных лиц подписываются под одним и тем же стандартным выводом: «Комиссия, сравнив и оценив преимущества выбранной площадки, считает целесообразным использовать её для индивидуального жилищного строительства».

Уверен: ни один из подписавших не видел своими глазами ту красоту, которую он приговорил к топору.

Мошенничество № 10. Постановления подписаны. А где их публикация? Хотя бы в не поступивших покупателям, читателям и подписчикам газетах. На сей раз нет и такой.

И откуда взялся проект границ? Участки по-прежнему не размежёваны. Поэтому приходится писать в постановлениях: «находящийся примерно в стольких-то метрах по направлению на юго-запад (или другому направлению) от ориентира: дом № такой-то по улице Дружбы».

Действие 5. В канун нового 2008 года на бульваре появляются геодезисты и спешно втыкают вешки куда попало. Потом их заносит снегом, а по весне они плавают в лужах.

Но участкам надо присваивать кадастровые номера. Для этого они должны находиться в каком-либо кадастровом квартале, представляющем собой замкнутый контур. Строго говоря, для «улицы внутри улицы» квартал нужен новый. Но создать два квартала (бульвар пересекается ещё одной улицей) не во власти Шляндина и его сообщников. В результате 34 участка добавляются в пропорции 18:16 к существующим кварталам.

Мошенничество № 11. Внутри двух кварталов оказываются проезды общего пользования. Ничего себе квартальчики: асфальтированная проезжая часть, а по обеим сторонам по два ряда домов!

Действие 6. В 2008 году начинают заключаться договоры аренды на 49 лет. Постановления об этом также нигде не публикуются. Из-за шума, поднятого жителями в прессе, в том числе телепрограмме «Момент истины», в договорах на участки, по которым проходят жизненно важные инженерные сети (а таких каждый второй), налагаются сервитуты. Прокуратура выявляет аж два мошенничества Шляндина, но только те, которые мы здесь даже стесняемся упоминать, чтобы не быть обвинёнными в крохоборстве. Наказание суровое: выговор. Последствий для мошеннических сделок — никаких.

Мошенничества №№ 12–13. Их обнаружили не мы, общественники-волонтёры, а наши штатные блюстители законности. Не будем заниматься плагиатом: спросите у прокурора Шипунова. Который сидит за ДПТ в пьяном виде.

Действие 7. В марте 2009 года потребительский кооператив «Дружба» начинает обносить весь участок площадью 4,08 га сплошным металлическим забором. Купавна в шоке! Шок продолжается неполный месяц, после чего люди выходят на улицу и буквально грудью встают на защиту бульвара. Семь с половиной месяцев работы не ведутся. Возобновляются лишь зимой.

Мошенничество № 14. Многие знают, как мучительно долго оформляются права юридического лица. Берите пример с ПК «Дружба». В пятницу он получает свидетельство о регистрации, а уже в следующий вторник по оплаченным договорам с ним выходят на работу подрядчик-строитель и охранная фирма. Позднее выясняется: сделки заключались с организацией, не имевшей даже регистрации в социальных фондах, но уже пользовавшейся услугами банка. Впрочем, на фоне предыдущего такое мошенничество уже мелочь. Но мы этой мелочностью заразились от прокуратуры.

Действие 8. Когда в марте 2010 года разъярённый народ делает проходы в заборах, мешающих ему ходить по бульвару (проезжая часть, которую городские службы не чистили от снега, превратилась в ледяной каток), выяснятся, что ущерб нанесён не кооперативу «Дружба», а его членам. Но ведь заказчиком выступал ПК. И имущество должно принадлежать ему. Как же так?

Мошенничество № 15. Юридическому лицу за имущество надо платить налоги. Кому это хочется? Кооператив тает под лучами мартовского солнца, не успев отметить свою годовщину. Иски о повреждении заборов подаются от физических лиц.

Действие 9. Органы дознания признают потерпевшими троих граждан. Об одном умолчим: он потом свой иск отозвал. Двое других: граждане Г. и Л.

Мошенничество № 16. По закону, ущерб в таких случаях определяется суммой восстановительного ремонта. Двое рабочих за день заделали проходы, использовав валявшийся под ногами материал. Сколько мог стоить их труд?

Суд же определил ущерб, нанесённой каждому из заявителей, пятизначной суммой, по справке о стоимости нового материала на весь забор. Но строили эти ограждения не Г. и Л., а ПК «Дружба». И сломали люди (в марте) не всё: проделали только дырки для прохода. И материал никуда не исчез — лежал рядом.

Действие 10. Дознание по уголовному делу не даёт нужных результатов. Через полгода после его начала единственный подозреваемый отказывается являться на бессмысленные допросы, ссылаясь на превышение предельного срока для следственных действий. К нему приезжают с очередным обыском и, не застав дома, объявляют в федеральный розыск.

Мошенничество № 17. Постановление о проведении обыска вынесено через час после попытки его провести. Следователи, полицейские и понятые явились без судебного решения. После того как отец подозреваемого потребовал предъявить документ, тут же ретировались, так и не приступив к осмотру. Как выяснилось, торопились в суд, чтобы оформить постановление этим же числом. Получив его, назад не вернулись. Ни тогда, ни до сих пор.

Мошенничество № 18. В федеральный розыск объявлен человек, никуда не выехавший из Москвы и регулярно ночующий дома. О его местонахождении домашние не опрошены.

Действие 11. Рейдерский захват бульвара 34-м счастливчикам не удаётся. Содержать дорогостоящую охрану невыгодно: у неё под носом жители снесли в общей сложности три погонных километра забора. В декабре 2010 года захватчики сами разбирают последние фрагменты ограждения и увозят свои бытовки.

Как же вернуть потерянные деньги? В интернете появляются сообщения о продаже участков на бульваре за цену от 4,8 миллиона до 2 миллионов. Стоимость снижается по мере того, как найти простачков удаётся всё сложнее.

Мошенничество № 19. Уступка права аренды законом допускается. Но только на тех же условиях. Получив участки бесплатно (с обязанностью вносить годовую арендную плату меньше двух тысяч рублей за 12 соток), рейдеры продают за большие деньги своё право. Сделка, разумеется, не афишируется. Следовательно, налог с неё в бюджет не поступает. На сей раз надувают уже государство.

Действие 12. Впрочем, не только государство. Обманутыми оказываются доверчивые люди, не знающие о страстях вокруг бульвара. «Верните мне мои четыре миллиона, и я уеду», — заявил нагрянувший в Купавну 23 августа из города Рошаль незадачливый перекупщик. Проехать с бытовкой по бульвару ему не дали, как и не дали спилить старую берёзу на якобы «своём» участке. Так и отчалил несолоно хлебавши.

Мошенничество № 20. В отличие от жителя Рошали истцы по развалившемуся уголовному делу пятилетней давности Г. и Л. с тех пор в Купавну с бытовками не приезжали. Однако подали иск в связи с чинением им препятствий в пользовании имуществом, якобы случившимся 23 июня 2015 года. Иск принят к производству и рассматривается в Железнодорожном городском суде 24 сентября. Желающие могут прийти на этот фарс в 11 часов.

Помогите нам, поделившись ссылкой в соцсетях!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.